Версия для слабовидящих
воронежский областной центр народного творчества и кино

воронежский областной центр народного творчества и кино

государственное бюджетное учреждение культуры воронежской области
департамент культуры воронежской области

Автор: Сысоева Галина Яковлевна, кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств РФ, зав. кафедрой этномузыкологии, профессор Воронежского государственного института искусств.

Село Бутырки Репьевского района было основано в 1681 году служилыми людьми из города-крепости Ольшанска, поставленного на оборонительной линии – Белгородской черте. Традиции села относятся к песенному стилю воронежско-белгородского пограничья, а по некоторым признакам – обособляются вместе с соседними селами в бурыско-горкинский субареал.

В селе в конце ХХ века существовал при клубе местный фольклорный ансамбль, сохраняющий традиционный песенный репертуар: протяжные, свадебные, хороводные и плясовые песни.  В настоящее время исполнителей старинных песен в селе не осталось. 

Вождение танков на Троицу в селе Бутырки – это неотъемлемая составная часть народного празднования Троицы, характерная в целом для всего  южнорусского региона. Однако вождение кривых танков - фиксируется достаточно редко на юге России, хотя и не является уникальным для русской традиции. На момент экспедиционного открытия (1991) вождение танков в с. Бутырки в живом виде уже не было зафиксировано, а о кривых танках старожилы и знатоки народных традиций  вспоминали с трудом.  Позже информация о вождении тáнков была подтверждена экспедициями Воронежской государственной академии искусств в 1994, 1995, 1997 годах. Информация о вождении танков ( в том числе и «кривых») на Троицу было также зафиксирована и в других селах Репьевского района (Новосолдатка, Россошь, хут. Родники, Красная поляна), в Острогожском районе (Березово, Шубное, Русская Тростянка, Солдатское, Терновое) Воронежской области, а также в селах Красненского района (Горки, Богословка, Сетище, Польниково, Новоуколово, Ураково, Хмелевое, Расховец, Березки) Белгородской области, но самих танков уже записать в живом бытовании не удалось.

Троицкие танки водили все три дня (воскресенье, понедельник и вторник) – обязательно в традиционных костюмах. В селе Бутырки хорошо сохранился традиционный женский костюм: белая рубаха с прямыми поликами (плечевыми вставками) и с вышивкой геометрическими орнаментами черными нитями, завеска (передник) – белый с черной вышивкой, полосатая юбка (самотканная) из плотной шерстяной домотканины, головной убор – сорока (с налобной частью в форме копытца), нагрудное украшение -  грибатка. Со второй половины ХХ века в моду вошли рубахи и завески из покупного атласа. В первый день Троицы (воскресенье) надевали рубаху и завеску - белые, второй день (понедельник) – красные, третий (вторник) – любые.

Тáнками в Бутырках называли обрядовое хождение под специальные таночные песни по улицам села.

Слово тáнки в Бутырках и прилегающих селах произносится необычно: в отличие от других регионов ударение ставится на первом слоге, в единственном числе употребляется народное выражение водить тáнку (в отличие от фольклористической терминологии «водить танóк»). Кривым танком называли орнаментальный хоровод-шествие.

В вождении тáнков участвовали только женщины и девушки. На каждой улице собиралась своя группа женщин и девушек. Они шли, взявшись под руки – шеренгой - и стремясь перекрыть всю улицу, к центру села, где было большое пространство для всеобщего народного гуляния, при этом исполняли таночные песни, например, «По улице, по новой». Собравшись со всех улиц в центре села, водили общие круговые хороводы (например, «У бору смородина»), плясали под песни, под гармонь или балалайку, исполняли частушки,  песни.

Центральный момент троицкого гуляния – вождение так называемого «кривого танка», который водили под песню «Лень ты моя, лень». По хореографическим признакам он относится к орнаментальным хороводам. В центр условного круга сажали трех девочек, каждую из них  ведущая обводила цепью взявшихся за руки девушек и женщин, причем водила таким образом, чтобы в результате сомкнулись начало и конец цепи. «Кривым» танок называли за то, что он получался в виде подковы, а не круга. 

О символике «кривого танка» местные жители уже ничего сказать определенного не могли, но она явно имеет земледельческую направленность: девочки в кругу символизируют посаженные и уже проросшие растения, а хоровод вокруг них символизирует уход, полив и цикличность  времени.

В селе Бутырки, как и во многих селах песенной традиции воронежско-белгородского пограничья, песни, приуроченные к народному празднованию Троицы, называются весновыми (поскольку могут исполняться весь предшествующий период от Красной горки – до Троицы) и имеют 2 исполнительские формы и соответственно два термина: таночные песни и карагодные песни. В карагодных песнях исполнители показывают свое индивидуальное мастерство в быстрой пляске. Типичные признаки карагодных песен: 1) непрерывная моторика на протяжении всей песни; 2) сольный запев используется только в начале песни и отсутствует во всех последующих строфах; 3) отсутствуют удлинения в конце мелодических фраз; 4) как правило, в каждой строфе есть так называемый алилешный рефрен, в некоторых песнях роль рефрена заменяет повтор предыдущего стиха; 5) мелодия не имеет яркого мелодического рельефа, а в ладовой форме напева ощутимо чередование двух звуковых комплексов в секундовом соотношении. Пример карагодной песни из села Бутырки Репьевского района – « В нас по улице удоль», «В нас по улице по широкой», «У бору смородина». Поскольку эти карагодные песни исполнялись во время народного Троицкого обряда, чередуясь с таночными и  то вместе они могли получить и общее название – таночные

Собственно таночные песни в бутырской традиции  – это медленные хороводные песни, используются для шествия по улицам села или для медленных орнаментальных хороводов. Типичные признаки таночных песен: 1) медленный темп в нерегулярном метре, отсутствие непрерывной моторики в ритме песни; 2) сольный запев в каждой строфе; 3) удлинения последних звуков в напеве; 4) нередко – строфа открывается возгласом (начальным рефреном); 5) выразительный рельеф мелодической линии.

Таночные песни в отличие от карагодных имели более высокий статус в песенной системе, поскольку воспринимались как обрядовые: они выполняли функцию сакрализации пространства и времени. 

Именно в тексте таночной песни «Лень», под которую водили кривой танок,  выявляется языческая сущность обряда.  Каждая строфа текста открывается возгласом-рефреном «Лень, ты моя лень». На вопрос собирателя «Лень – это от слова « лениться?» исполнители отвечают: «Нет, конечно». Но что именно означает возглас, затрудняются ответить. Кроме того, при исполнении постоянно слышится не только «Лень», но и «Лель», «Лели». По всей вероятности, рефрен – это рудимент обращения к какому-то языческому божеству, покровительствующему растительности и молодости. Из смыслонесущих строк складывается текст, в котором прославляются молодые девушки, работающие на поле и созревшие для вступления в брак, что типично для любых русских  троицких песен. 

Поскольку традиция вождения танков связана с земледельческой магией, она сохранялась до 30-х годов ХХ века. Затем в связи с изменением крестьянского общинного быта (появлением колхозов и советской идеологизацией жизни крестьян и их праздничной культуры) традиция была утрачена, сохраняясь лишь в коллективной памяти о прошлом, в песнях. 

Главным информантом о «кривых танках» и песнях в экспедициях 1991 и 1997 года была замечательный знаток старины и песенница Измайлова Прасковья Егоровна 1910 г.р. и ее дочь, тоже песенница и руководитель существующего до 1998 года ансамбля Измайлова Татьяна Семеновна. С их слов была составлена схема вождения «кривого» танка.

Обратная связь