Версия для слабовидящих
воронежский областной центр народного творчества и кино

воронежский областной центр народного творчества и кино

государственное бюджетное учреждение культуры воронежской области
департамент культуры воронежской области

Автор: Сысоева Галина Яковлевна, кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств РФ, зав. кафедрой этномузыкологии, профессор Воронежского государственного института искусств.

Песенная традиция села Кочетовка Хохольского района Воронежской области еще 20 лет назад поражала всех, кто её слышал, необычностью своих протяжных и плясовых традиционных песен, а сегодня в селе старинные песни уже не поют. В традиционной культуре и песенном фольклоре выявляются признаки локальной – хохольско-нижнедевицкой традиции, а также местная специфика. Характерные признаки местной традиции, которые делали её уникальной: 1) необычность ладового строения напевов протяжных песен с обилием отклонений от основного тона-устоя; 2) исполнение плясовых, хороводных и некоторых свадебных песен с несовпадением ритмических и мелодических границ.

Село Кочетовка расположено в 45 километрах  к западу от Воронежа. Оно основано, предположительно, в конце XVII  века переселенцами  из села Семидесятного и долгое время относилось к Нижнедевицкому уезду – вплоть до 1928 года. В свою очередь, село Семидесятное было образовано в 1667 году в результате отселения 70 семей из города-крепости Костенск на южной оборонительной линии – так называемой Белгородской черте. В Кочетовку позже переселялись жители из других близлежащих сел – из Платавы, Синих Липягов, Хохла.

Хохольско-нижнедевицкая традиция, в которую входит и село Кочетовка, в основном, совпадает с очертаниями бывшего Нижнедевицкого уезда (сейчас это не только Нижнедевицкий, но и Хохольский, и часть Репьевского районов). Признаки консолидации заметны в большей степени в этнографии, чем в песенном фольклоре. Например, общие признаки выявляются в традиционном женском костюме. Понева (юбка) в этой традиции – в крупную клетку, по подолу – небольшая вышивка желтыми и оранжевыми нитями, выкладка кумачом, лентами. Рубаха по крою – с косыми поликами, и в более позднем варианте – на кокетке. Головной убор – шлычкообразный, здесь он называется золотнáя  с обязательными ушками (даже платок повязывали так, чтобы выглядывали ушки на макушке). Пояс – черный тканый с украшениями на концах в форме круглых розеток.  Фартук – завеска, обычно однотонная, синяя, декорированная лентами или полихромной вышивкой цветочных букетов. Обязательным было бисерное украшение в форме воротника – поддушник. Его плели не по горизонтали, а по вертикали. 

В обрядовой системе отмечается угасание к середине XX века народного праздничного календаря с песнями и гуляниями (в отличие от некоторых других сел этой же традиции), отсутствие календарных и календарно-приуроченных песен. Исключение – колядка, которую не пели, а кричали. Возможно, календарный фольклор в Кочетовке  исчез раньше, чем в других селах.

В традиционной свадьбе села Кочетовка, как и в других селах нижнедевицко-хохольской традиции, обряды санкционирующего типа (совместный посад молодых, повивание, деление каравая, дары, величания) совершались в доме невесты, а свадебный обед справляли «на два стола»: в доме невесты угощали женихову родню, в доме жениха – невестину. Свадебные песни, хоть и в небольшом количестве, по сюжетам и ритмическим формам близки песням воронежско-белгородского пограничья. Маркером хохольско-нижнедевицкого стиля является политекстовый напев для свадебных величальных песен, который был зафиксирован и в селе Кочетовка с текстами: «По ключику, ключику, по ключику по текучему» и «В саду первое яблочко».

Песенная традиция нижнедевицко-хохольского района отличается по сравнению с соседними традициями воронежско-белгородского пограничья (с юго-запада) и центрально-воронежским песенным стилем  (с юго-востока) резким снижением удельного веса протяжной песни в местной системе жанров фольклора. Лирические песни бытуют в основном, в малораспевных формах. Исключение составляет село Кочетовка. Здесь протяжная широкораспевная песня занимает центральное место в песенной традиции, причем многие сюжеты являются достаточно редкими для  южнорусской традиции, а на прилегающих территориях не встречаются вообще: «Три древа» (по первой строке – «Как у нас, братцы, на горушке»), «Ой да отвались, грусть-тоска», «Ночною порою». Но даже известные сюжеты, такие, как «Заврадилась рассильная ягода» (здесь она бытует с зачином «Во сто тридцать первому году») получают в Кочетовке неповторимый мелодический и ладовый облик. Многоголосная фактура песен опирается на функциональное двухголосие с подводкой, хотя верхний голос то ведет мелодию (как и положено ему в подводке), то воспринимается как орнаментированный подголосок («Во сто тридцать первому году», «Три древа»). Еще одна особенность  почти всех напевов широкораспевных протяжных песен – многоопорность, при которой у слушателя  возникает ощущение, что ладовый центр постоянно перемещается. 

Песни хороводные и плясовые в Кочетовке исполняются в умеренных темпах, не имеют устойчивой хореографии,  а про «пересек» из соседней традиции воронежско-белгородского пограничья исполнители даже не слышали. Местные хороводные и плясовые песни отличаются следующими особенностями исполнения. Во-первых,  сольный запев не только начинает песню, но и звучит через каждые 2 куплета. Во-вторых, в хороводных песнях при исполнении границы ритмической формы и мелодии нередко нарочито сдвигаются: исполнители могут закончить хоровую часть в середине стиха, а окончание поет запевала перед началом второго куплета. Например, хор заканчивает строфу так: «Красным девкам отцы-ма…», солист продолжает:  «…тери велят».  Таких песен немало: «Доня раз, Доня два», «Уж вы, бабочки, бабеночки», «Разбесчастная Татьяна» и др. Впрочем, такой прием можно приспособить к любой песне. Так, например, оформляются и некоторые свадебные песни. Причем, исполнители делают это импровизационно, заранее не договариваясь.

Песни других жанров (детский и материнский фольклор, духовные стихи, позднетрадиционные песни, народные романсы, частушки и пр.) в записях представлены единичными образцами.

В 1994 году состоялась российско-американская экспедиция в село Кочетовка под руководством Г.Я. Сысоевой (Воронежская государственная академия искусств) и Д. Польсен (штат ЮТА, университет г. Прово), по материалам которой был выпущен в США документальный фильм «Россия. Спрятанная память», куда вошли и песни села Кочетовка. Фильм завоевал 5 национальных призов.

К сожалению, местный фольклорный ансамбль утратил значительную часть своего репертуара и исполняет сегодня только несколько плясовых песен.

Экспедиция Кочетовка. 1994г. Слева направо Комарова О.Д., Кожевникова В.А., с. Кочетовка 1994 г. Исполнительница песен Уколова Ф.Д. в народном костюме с. Кочетовка Хохольского р-на Воронежской обл.1994 – Д. Польсен. Жительница с. Кочетовка Хохольского р-на Воронежской обл. Ливенцева О. И. в народном костюме и платке с «ушками». 2006 – А.А. Самотягина Жительница с. Кочетовка Хохольского р-на Воронежской обл. в народном костюме. Вид спереди. 2006 – А.А. Самотягина Жительница с. Кочетовка Хохольского р-на Воронежской обл. в народном костюме. Вид сзади. 2006 – А.А. Самотягина Жительница с. Кочетовка Хохольского р-на Воронежской обл. в народном костюме и головном уборе «золотная». Вид сбоку. 2006 – А.А. Самотягина

Обратная связь