Версия для слабовидящих
воронежский областной центр народного творчества и кино

воронежский областной центр народного творчества и кино

государственное бюджетное учреждение культуры воронежской области
департамент культуры воронежской области

Автор: Сысоева Галина Яковлевна, кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств РФ, зав. кафедрой этномузыкологии, профессор Воронежского государственного института искусств.

Село Россошь Репьевского района Воронежской области было основано у слияния рек Потудань и Скупая Потудань (правых притоков Дона) в конце XVII века государственными и помещичьими крестьянами, в том числе переселенцами из Рязанской губернии и из городов-крепостей с Белгородской черты. (В Воронежской области также есть и город Россошь, но он заселялся украинцами). По говору местные жители относят себя к «щекунам» за обычай произносить «щ» вместо «ч» (шапощка вместо шапочка, щё вместо что).

Песенные традиции сохранялись в Россоши благодаря тому, что в селе существовал при клубе фольклорный ансамбль, пропагандирующий свои старинные песни. Он особенно прославился после поездки в Москву в 1975 году по приглашению фольклорной комиссии России (РСФСР) для многомикрофонной записи. Позже это записи были расшифрованы Е. Кустовским и подготовлены к изданию Е.В. Гиппиусом, но так и не были изданы, однако копии неизданной рукописи разошлись по стране. Ансамбль принимал участие во многих фестивалях в Воронеже, Белгороде, Пензе, снимался на центральном и местном телевидении, участвовал в 1994 в съемках американского документального фильма «Россия. Спрятанная память» («Russia. Hidden memory», USA, Utah, 1995). В последнее время  ансамбль практически не выступает, так как с уходом опытных пожилых мастеров пения, резко сократился численный состав ансамбля, а также песенный репертуар. Традиция не воспринята в полной мере молодым поколением, воспроизводятся в предельно упрощенном виде лишь несколько самых простых песен. 

Село Россошь относится к южнорусской традиции, и к одному из самых ярких её локальных песенных стилей – традиции воронежско-белгородского пограничья. Здесь ярко проявляются черты локальной традиции (доминирующее положение широкораспевной протяжной песни в системе жанров, близость свадебных и плясовых песен, свой определенный набор ритмических и мелодических форм напевов).

Кроме общих признаков локального песенного стиля в селе есть и свои, уникальные признаки в этнографии и в песенной системе.  На примере этого села можно увидеть, как переродился традиционный костюм на протяжении XX века: здесь вместо поневы стали носить красную шерстяную юбку в клетку (изначально девичью). На традиционных конопляных рубахах с прямыми поликами старинная черная вышивка счетной гладью была заменена на красно-черные цветочные орнаменты крестом, на голове стали носить красный платок, фартук (завеска) – стала только черного цвета (а раньше были разных цветов). Старинные рубахи и поневы села можно теперь увидеть только в музеях, например, в коллекции Богучарского частного музея традиционных костюмов и кукол.

Что касается календарных праздников и песен, то здесь, например, совершенно не сохранились святочные величально-поздравительные песни, зато, как и повсюду в воронежско-белгородском пограничье, развит троицкий комплекс обрядов, а среди песен – так называемые «весновые», то есть сезонно приуроченные песни. К местным особенностям можно отнести обычай «варить бéлище», который существовал до середины ХХ века. Так называли большой сельский сход накануне Троицы у реки, где устраивали по случаю окончания беления холстов совместный обед: на костре готовили пшенную кашу-сливанку, яичницу, после чего пели и плясали  (см. описание ОНКН «Троицкие обряды села Россошь Репьевского района Воронежской области»).

В традиционной свадьбе есть признаки хохольско-нижнедевицкой традиции, поскольку в первый (венчальный) день свадьбу гуляли «на два стола»: невестины гости – у жениха, жениховы – у невесты.

Центральное место в песенной традиции занимали  протяжные песни, которые в конце 80-х годов XX  века составляли более половины репертуарного списка. 

Протяжные песни образуют три стилевых пласта. Первый – ранний – охватывает так называемые весновые протяжные песни: «Ковылушка-травушка», «Вы кустики ракитовые», «То-то тошно» (всего – 11). Они имеют фактуру дифференцированной гетерофонии, узкообъемные звукоряды, большой орнаментированный выделенный запев и короткий формульный хоровой подхват (см. ОНКН «Троицкое обряды села Россошь Репьевского района Воронежской области).

Второй слой – традиционный, он опирается на  функциональное двухголосие с подголоском. Основная мелодия – в нижнем голосе и представлена гетерофонным пучком голосов. Эта группа напевов относится к широкораспевным протяжным песням и характеризуется обилием больших слоговых распевов, вокализированных структурных вставок и дополнительных построений,  которые относятся к типовым музыкальным лексемам и повторяются во многих песнях. К таким песням относятся «Вдоль по улице пройду», «Села девка, посидела», «Полюбил парень девчонку», «Увоймала девчоночка с собой парня ночевать». 

Третий пласт протяжных песен – позднетрадиционный, характеризуется опорой на  тонально-гармоническое мышление: «Как у батюшки у родимого», «Ой, виттиль гора», «Воспой, воспой, в садику соловьюшка», «Чего, соловейка, смутен-невесел». 

Свадебные песни села Россошь отличаются многообразием сюжетов и структурных форм, вызванных смешением переселенческих традиций. Было записано около 30 свадебных песен. Они распределены по всему свадебному сценарию, точечно прикреплены к определенным моментам, вызывают заказанное традицией обрядовое чувство или комментируют обрядовую ситуацию. Большинство свадебных песен относится к довенечной части обряда. Они исполнялись на запое, девишнике, утром свадебного дня: «Зеленая, зеленая дуброва», «Заиграло сине море, взыграло», «Взвеселила наша Аннушка два дома», «Зиму-лето сосенушка была зелена». Эти песни сближаются с хороводными песнями благодаря так называемому «алилёшному» рефрену: «Ой лёли, алилей лёли». Особую группу составляют прощальные песни, которые звучали от лица невесты или её подруг: «Затрубили трубушки», «Сосна моя, сосенка». К редким местным формам относится песня, которую исполняли при обряжении невесты: «У ладо! На море галка купалася!». Как и в соседних селах, выкуп и увоз невесты сопровождался припевками на политекстовый напев: «Дружко-богатина, купи у нас косу», «Повозник кудрявый, молодой, кучерявый». Как ни странно, в селе было мало записано величальных песен.

Плясовые и хороводные песни занимают периферийное место в системе жанров музыкального фольклора и не имеют устойчивой хореографии. Медленные хороводные песни  исполняются как малораспевные песни: «Как пошла наша Матрена во чисто поле гулять», «Уж ты, зимушка-зима», «Тут-то нам попити» и др. В этих песнях на связь с хороводным жанром указывает «алилешный» припев. Излюбленные плясовые песни – «Я по жердочке шла», «Не летай, соловей, мимо горенки моей», «Усе гости по лавочкам сидят».

Поскольку село Россошь территориально находится на окраине песенного стиля воронежско-белгородского пограничья и соседствует с хохольско-нижнедевицким стилем Воронежской области, в его традиции слабеют признаки одного музыкального диалекта и появляются признаки другого. Так, например, в Россоши уже не была зафиксирована пляска пересек и связанные с ней музыкальные формы, зато в свадьбе были выявлены необычные ритмические  формы с тернарным соотношением долгот. 

Близкие к селу Россошь по песенному репертуару, исполнительской манере, костюму, обычаям – села Староосколького района Роговатое и Шаталовка, которые образуют миркоареал в рамках традиции воронежско-белгородского пограничья.

Фольклорный ансамбль села Россошь Репьевского р-на Воронежской обл. на концерте в  Воронеже в Концертном зале профсоюзов. 1988 – Г.Я.Сысоева. Местные жители села Россошь на Троицком шествии. 1994 - Д. Польсен. Личный архив Сысоевой Г.Я. Исполнители народных песен с. Россошь Репьевского р-на Воронежской обл. в народных костюмах. 1994 – Д. Польсен. Личный архив Г.Я. Сысоевой.

Обратная связь