Версия для слабовидящих
воронежский областной центр народного творчества и кино

воронежский областной центр народного творчества и кино

государственное бюджетное учреждение культуры воронежской области
департамент культуры воронежской области

Автор: Христова Галина Павловна; доцент Воронежского государственного института искусств.

Свадебный обряд с. Урыв по этнографическому содержанию, а особенно по музыкальному наполнению, представляет собой яркое явление традиционной культуры украинцев воронежской земли. Он включает в себя сватовство, запóины, оглядыны, вэчерынку – вечер в доме невесты накануне свадьбы, посад невесты в свадебный день, венчание в церкви и разъезд молодых по домам, приезд свадебного поезда, выкупы невесты и приданого, завивание молодой, отъезд в дом жениха, свадебное застолье в доме жениха, обряды второго дня. Обряд сопровождался многочисленными песнями-припевками, комментирующими происходящие события.

Народные традиции потомков украинских переселенцев в Воронежском крае занимают достаточно заметное место. С середины XVII века южная часть современной Воронежской области начала заселяться украинскими казаками – черкасами, приходившими из-за Днепра, с берегов Буга. Село Урыв было одним из первых поселений украинцев на воронежских землях, причем его наряду с ними здесь обосновались и русские – выходцы из центральных губерний.

До настоящего времени этнические украинцы сохраняют самобытный язык, представляющий особую группу говоров юго-восточного украинского наречия, при этом позиционируют себя как особую этническую группу (не считают себя ни украинцами, ни русскими), выделяются среди окружения одеждой, бытом и другими составляющими духовной и материальной культуры.

Основное место в свадьбе (по местному – свайбе) занимают обряды, воплощающие контакты двух родов: это различные встречи в подготовительный период, одаривания и угощения друг друга, многократные выкупы, перемещения из одного локуса в другой.

Сватовство. Предсвадебный этап включал целый ряд обязательных встреч представителей двух семей, собиравшихся породниться. Первый визит в дом невесты совершала мать жениха с целью предварительного договора о встрече. Если родители невесты не отказывали, то уже в этот же вечер проходило сватовство: «У нас идуть тихо и норовлять уже вэчером. Шо б ище люды нэ знали дуже, по-тихому, а то чи отдадуть, чи нэ отдадуть».

Близкие родственники жениха – мать с отцом, крестные, старшие братья – шли «свататьця», жених не присутствовал, вместо него брали шапку. В случае отказа сватам возвращали принесенный хлеб. При благополучном сватовстве невеста перевязывала сватов вышитыми полотенцами – рушниками. Тут же устраивалось общее богомолье, а после него – небольшое застолье. На сватовстве обговаривались хозяйственные вопросы и назначалась дата проведения запоя.

Пóины. На запóины в дом невесты приглашали ближайшую родню с двух сторон, устраивали застолье. Самым важным обрядовым действием на запоинах было деление каравая: невеста разрезала его и раздавала гостям.

Оглядины. В определенный день родственники невесты шли к жениху на оглядыны – смотреть хозяйство. Невестина родня осматривали двор, оценивала количество скота, пытаясь определить состоятельность семьи жениха.

Отдельная встреча родителей молодых была посвящена договору о проведении свадьбы – ее сроках, количестве гостей, угощении.

Свадебные чины. Для выполнения обрядовых действий во время свадьбы назначались специальные свадебные чины: староста – старший родственник жениха, дружóк – товарищ жениха, дружкú – товарищи жениха, свитылка – сестра или другая незамужняя родственница жениха, старша дрýжка – близкая подруга невесты, дрýжки – подруги невесты, свашки или прыдáнки – замужние родственницы, которые завивают невесту. Жениха и невесту во время свадьбы называли – молодúй и молодá.

Обрядовая выпечка. Обязательной являлась выпечка обрядового хлеба – каравая. Главным атрибутом свадебного каравая было свадебное деревце – сосна: «Сосна така: ее уряжають кругом ленточками, цвитами и свэчки прикручують».

Для свадьбы готовили и другую обрядовую выпечку – шúшкы – в виде небольших булочек. Их раздавали подругам невесты на прощальном вечере.

Вечер перед свадьбой. Вечером в доме невесты собирались подруги на прощальный вечер – вэчерынку. Они прощались с невестой, плели косу, делали свадебное деревце для каравая невесты. При совершении всех этих действий невеста причитала.

Первый день свадьбы. Утром жених с товарищами и невеста с дрýжками из своих домов шли на венчание. Из церкви расходились по домам, где устраивалось праздничное застолье для своей родни.

Из дома жениха собирали свадебный поезд за невестой: украшали лошадей и подводы, перевязывали рушниками старосту и дружкóв. Жениху на картуз справа пришивали красную квитку (цветок). Количество человек, отправлявшихся за невестой, должно было быть непарным, пару жениху потом составляла невеста.  

Символом свадьбы в с. Урыв являлся свадебный флаг из красного полотна, который делали и в доме жениха, и в доме невесты. С одним флагом ехал свадебный поезд жениха, а вторым был отмечен дом невесты: «Ну прямо с полотна красного хлах – значило, шо свадьба, торжество, и едит жених. И на воротах вешали хлах, шоб прымечалы двор, шоб мимо нэ проехалы».

Во время ожидания жениха невеста сидела на посаде – за столом, а дрýжки пели специальные – жалобные – песни («Я ж у тэбэ, матюнко, дивовала», «А и шли ши дружачки рядочком» и др.).

Перед приездом жениха невесту обязательно прятали либо в своем дворе, либо даже у соседей или родственников. Подруги невесты устраивали всевозможные препятствия жениху и его свите – загораживали ворота, закрывали двери, требовали выкупа. Общение между двумя родами происходило, в том числе, и с помощью песен («Ой, свату, наш свату, пускай нас у хату»).

По окончании выкупа следовал главный обряд, санкционирующий брак, – завивали молоду. Обряд совершали свашки – замужние родственницы жениха и невесты. «Жених и невеста сидять за столом. А тут уже трэбують: «Стáростэ, панэ-старо́стэ, благословлить молодому князю къетку прышить?» – «Бох благословить»!, други раз и еще тры разы. Къетка (цэ цвиток), вона на правуй стороне, а то уже пэрэворачиють на левую. Тоди кажут шо: «Стáростэ, панэ-старо́стэ! Разрешить красну девицу пэрэвернуть на молодицу?» Уроде из девки она пошла в баби. Маты нэсэ на тарильце платок –  покрывать. И её завивають и накрывають, вона уже ни девка будэ. А тут спивають: «Покрывалачка плаче, покрыватьця нэ хоче»».

Здесь же гостей усаживали за стол, было небольшое угощение: «или панпу́шки, или оладьи, шо-нибудь одно дають». Участников свадьбы ста́рша дру́жка перевязывала – мужчин рушниками, женщин платками или повязывала им небольшой платочек на руку.

Родители должны были благословить детей перед отъездом из дома. Обычно это делали без свидетелей. Все выходили, и мать с отцом благословляли молодых. Мать в дорогу давала невесте икону, завернутый в рушник хлеб, обязательно – живую курицу, наряженную лентами: «Невесту возыли, обязатэльно шоб и курыцю забралы. Пэрэвязваим ножки красной лэнтой, и тута образ – иконка, тут курыця у ие, и песню поют женихови: «Бог у нас, Бог у нас, и курка в нас»».

У дома жениха молодых встречали родители. Невеста обменивалась со свекровью хлебом и получала благословение. При входе в дом молодых посыпали зерном, семечками, хмелем, мать жениха разметала дорогу веником.

Под вечер родня невесты приходила на гулянье в дом жениха: «идуть частовáть» (чествовать). За этим этапом свадьбы закрепилось название китайку нести, а смысл его воспринимался так: «Вродэ вона (невеста) отвэзла от батько своё все: моладасть свою, дэвичество». Обязательной была песня «А дэ ш твая, Манэчко, китайка».

Непременным угощением на свадебном застолье были пампушки – булочки из кислого теста, борщ, лапша, каша, пэрэпэчки – белый хлеб. Невеста раздавала подарки новой родне, затем гости одаривали молодых. Гулянье проходило весело, с плясками, битьем горшков, с песнями: «Спасибо сваточку за дочку», «Увведите наше, нехай нам попляше», «Ой, ехав Иванко по мосточку» и др. По окончании гулянья пели специальную песню: ««Спасибо сваточку за пива бочку» – прыпоють уже при конце».

На второй день свадьба начиналась с прихода невестиных родственников с приглашением на обед. Они приносили завтрак для молодой, пели: «Ми ж до тэбе, Манэчко, в госты прышлы». В доме жениха совершались обряды, целью которых была проверка хозяйственных качеств невесты: обдирали стену, а молодая должна была показать умение мазатьця – замазать ее раствором; рассыпали деньги – нужно было их тщательно подобрать, били горшки – молодая подметала. После этого все родственники с молодоженами переходили в дом невесты, где проходило праздничное застолье.

Процессия в дом родителей молодухи шла шумно, с песнями, в ней участвовали ряженые: «Обязательно наряжаютця, хто в чего. Хто баби – в мужичье, цветны штаны попошьють, то ище холодно – воны босыи… Лица раскрашивали больше сажею, понамажуть шоб нэ узнать, то очки понадевають».

Сваты обязательно приносили с собой ряженую курицу и оставляли ее в новом доме. По ходу шествия сельчане перегораживали дорогу верёвкой, не пропускали, требуя выкуп. Уже во дворе устраивалось состязание, кто первый снимет свадебный флаг – женихов или невестин род.

Свадебные песни звучали на протяжении всего ритуала в домах жениха и невесты, во время всех передвижений участников обряда. Каждое совершаемое действие сопровождалось многочисленными припевками, комментирующими происходящие события. Тексты не имеют развернутого сюжета, большинство из них можно назвать песенными миниатюрами, припевками.

Поэтическое содержание свадебных песен выполняет в ритуале функцию своего рода сценария, тексты описывают все обрядовые акты и дают им эмоциональную оценку. Обрядовые песни исполнялись представителями обоих родов, но в зависимости от функции, места и времени звучания напева строго распределялись на песни дрýжечек – невестиных подруг и жениховськи – представителей рода жениха:«у невесты одни песни, у жениха – други песни. Если для жениха поють, то жениховську».

Свадебные традиции в с. Урыв достаточно долго сохранялись в живом бытовании, информанты свидетельствуют, что вплоть до 70-х годов XX века свадьбы включали множество ритуальных элементов и сопровождались традиционными обрядовыми песнями. В настоящее время жители старшего поколения еще хранят в памяти сведения об обрядах, но свадебные напевы могут воспроизвести лишь немногие жители с. Урыв.  

 

Обратная связь