Версия для слабовидящих
воронежский областной центр народного творчества и кино

воронежский областной центр народного творчества и кино

государственное бюджетное учреждение культуры воронежской области
департамент культуры воронежской области

Автор: Христова Галина Павловна, доцент кафедры этномузыкологии Воронежского государственного института искусств.

Село Солдатское Острогожского района расположено в западной части Воронежской области на реке Потудань (правый приток Дона). Формирование населения в этой местности происходило в первой половине XVII века и было связано с освоением незаселенных территорий на юге Российского государства и укреплением его границ.

Местный фольклорный стиль в общих чертах характеризуется как типичный образец южнорусской региональной традиции, в то же время имеет яркий индивидуальный стиль. Свадебный обряд с. Солдатское удалось зафиксировать в достаточно подробном описании местных жителей, а его активное бытование сохранялось здесь до 70-х годов ХХ века.

Основные черты свадьбы села Солдатское:

- многоэтапность обрядовых действий и развернутость обряда во времени;

- преобладание в ритуале обрядов, совершаемых на территории рода невесты, в том числе главного санкционирующего обряда – «повивания» невесты;

- последовательное проведение в первый день свадьбы гулянья в домах обоих родов;

- преобладание свадебных песен величальной группы, имеющих типологическое родство с хороводными песнями с «алилёшным» рефреном;

- отсутствие в обряде «поезжанских» песен, широко распространенных в других южнорусских селах;

- наличие большого количества коротких песен-припевок, обнаруживающих структурные и лексические связи с украинским свадебным фольклором;

- распространенность политекстовых напевов в свадебном репертуаре.

Свадебный обряд состоял из нескольких последовательно совершавшихся этапов: сватовство, запой, период подготовки к свадьбе, девичий вечер, «посад» невесты утром свадебного дня, благословление родителей, выкуп невесты, увоз невесты из дома, церковное венчание, встреча молодых родителями жениха, обряд «повивания», свадебное застолье, обрядовые действия второго дня, застолье третьего дня.

Сроки проведения обряда не были строго регламентированы, запрет существовал только на вступление в брак во время постов.

Сватовство. Родителей невесты заранее предупреждали, что придут свататься. От жениха в дом невесты шли мать, отец и крёстные родители жениха. В то время, когда выбор невесты делали родители, жених не принимал участия в сватовстве. Символом присутствия жениха служила шапка, которая должна была своим внешним видом подтверждать достоинства жениха, достаток его семьи Сваты старались принести на сватовство шапку как можно лучшего вида – чтобы произвести впечатление на родню невесты: «за шапку, гаварили, замуж выхадили» (Опрятова Е.М.). Со временем жених стал приходить на сватовство вместе с родителями.

Главным моментом этого этапа считалась общая молитва – как знак согласия обоих родов на брак. Молитву совершали молча, обращаясь к Богу с просьбой о помощи в проведении предстоящей свадьбы и благополучии молодых.

После молитвы родители невесты приглашали сватов к столу, устраивали небольшое застолье, за которым решали хозяйственные вопросы, связанные со свадьбой.

Договор. Этот этап свадьбы чаще всего был совмещен со сватовством. Его смысл заключался в обсуждении даты «запоя» и условий его проведения: выяснялось, сколько родни будет с каждой из сторон, какое угощение готовят родители жениха и невесты. На «договор» в дом невесты приходили крестные родители жениха. Срок назначения запоя – от недели до месяца от проведения сватовства.

Осмотр двора жениха. Вскоре после сватовства родня невесты ходила «смотреть двор» к жениху. Изначально посещение дома жениха происходило с целью узнать о материальном состоянии семьи. Раньше этот этап свадьбы был обязательным ритуальным действием, даже если сваты хорошо знали об экономическом состоянии жениха. Если невестиной родне не нравился дом и подворье жениха, то родители могли отказаться от свадьбы.

На позднем этапе традиции целью визита был осмотр дома жениха для подготовки определенной части приданого – занавесок на окна, рушников для икон.

Запой. Это был этап окончательного договора, после которого отказ от свадьбы был невозможен. На запое впервые встречались близкие родственники жениха и невесты. Угощение для застолья готовили оба рода, женихова родня, даже если им приходилось приезжать из соседнего села, привозили приготовленные блюда.

Жених и невеста на запое сидели за столом рядом. Гости во время застолья заставляли их вставать из-за стола, «обыгрывали» их – пели величальные песни.

На запое было принято спрашивать у молодых, как они теперь будут называть родителей своей пары. Жених и невеста должны были ответить: «Матушка и батюшка». Этот момент являлся важным знаком присоединения их к новому роду.

Приданое. Невеста с помощью подруг собирала «сундук» – так называли приданое. Обычно, приданое для девушки в семьях было готово уже заранее. В него входили: принадлежности для постели – подушки, перины, дерюжки; вышитые невестой рушники, скатерти, наброзники (накидки для икон); одежда невесты – панёвы, рубахи, платки, юбки-запаски.

Приготовление свадебного пирога. За день до свадьбы невестина мать пекла специальный хлеб – «пирог», который в обряде использовался как символ невестиного рода. В этот пирог перед свадьбой устанавливали свадебное деревце, которое здесь называли «репей».  

Перевоз приданого. Вечером накануне свадьбы приезжали от жениха «за постелью», которую надо было «выкупить». Выкуп обычно происходил в шутливо-игровой форме: подруги невесты требовали платы за свою помощь невесте в подготовке приданого. После выкупа две-три подруги невесты или ее родственницы вместе с родней жениха перевозили часть приданого к жениху. В его доме они «наряжали окна – занавески вешали, наряжали хату рушниками, наброзники вышитые на иконы одевали» (Калашникова Е.В.).

Девичий вечер. Перед свадьбой в доме невесты собирались ее подруги, обычно это было в субботу. Они должны были приготовить свадебное деревце – один из главных атрибутов свадебного обряда, служивший символом девичества. Подружки оставались у невесты до позднего вечера, пели песни, считалось, что так они «провожают невесту».

С того времени, когда выбор пары стали осуществлять сами молодые, настроение «девичьего вечера» постепенно менялось на более жизнерадостное: после изготовления репья под прощальные песни, подруги начинали веселиться, «играли усякие» песни, плясали.

Утро свадебного дня. Приходили собирать невесту «к венцу» её крёстная и близкие подруги. Для невесты готовили специальное место за столом – лавку застилали шубой, «чтоб богато жили». Невеста с самой близкой подругой сидела под иконами – «у вышках»; место справа от невесты называлось «под вышками», там усаживалась сестра невесты; слева – «под левой рукой» – садились подруги. На столе стоял украшенный лентами репей, вставленный в свадебный пирог. Этот этап свадьбы назывался «посад».

Кульминационным моментом утреннего этапа свадьбы было расплетение косы невесте. Её выводили из-за стола на середину комнаты, усаживали на стул и крёстная мать, начинала «чесать косу».

Выкуп невесты. В доме жениха собирался поезд, родственники жениха – «бояре» и товарищи – «дружки» шли (или ехали на лошадях с подводами) к дому невесты. Они должны были «выкупить» невесту и проводить ее на венчание в церковь. Со временем жених также стал участником этой процессии.

Дружки угощали девок, давали им выкуп – конфеты, деньги. Обычно в хату приходилось прорываться силой. Там дружок должен был выкупить место рядом с невестой за столом. Дружко давал девкам денег, они несколько раз пели:

Отъезд к венчанию. Родители благословляли невесту перед тем, как она отправится в церковь. Сами родители оставались дома, готовились встречать молодых.

Если невеста была сирота, то перед тем, как отправиться в церковь, она должна была зайти на кладбище «просить благославления» на могиле у родителей.

Повивание. Молодых закрывали от гостей развернутым большим платком, в котором невеста была на венчании, две подруги держали его за края вместе с зажженными свечами: «платком гарусовым (темно-бордовым) закроють, адна девка тама, а другая тута, завешивают.

Косы невесте укладывали вокруг головы и сверху одевали обвязник – сшитый в форме треугольника платок из красной покупной ткани с нашитыми на его задней части узкими ленточками и разноцветной бахромой из шерстяных ниток.

После всех этих действий молодых выводили из-за стола и вели в отдельное помещение – чаще всего в чулан. В это время женихову родню усаживали за стол и угощали: подавали квас, пироги, блинцы. В свадебном застолье принимали участие только уже вступившие в брак родственники, молодежь могла только присутствовать, но за стол их не сажали.

Переезд в дом жениха. После застолья у невесты молодые и гости переезжали (или переходили) в дом жениха. Перед тем, как проводить дочь из дома, мать еще раз благословляла ее иконой. На подводу ставили невестин сундук, каравай с репьем и садились молодые. Гости следовали за молодыми. Обычно, переезжая к жениху, специально проезжали по всем улицам села.

У дома жениха молодых встречали родители, с иконой и хлебом. Происходили те же действия, что и при встрече в доме невесты. Когда молодых заводили в хату, их посыпали хмелем, конфетами.

Гулянье в доме жениха. В доме жениха за столы усаживали невестину родню. Невеста должна была одарить родителей и близких родственников жениха. В прошлом эти подарки приготавливались невестой вручную – свекрови рушник или скатерть, свекру – рубаху. Со временем стали цениться подарки покупные: «Ну, чё сумела: деверю рубашку, свёкору – брюки, рубашку, свекрови – кохту и платочек» (Попкова В.П.). Невеста не сама отдавала в руки подарок, а передавала свои подарки через свою крёстную.

Второй день свадьбы. Невестина родня с утра отправлялась в дом жениха «искать ярку». Обязательно в шествии принимали участие ряженые: «Убираюца – и цыганами, хто в чём, мужчины в женочье, и идут» (Чурикова М.Д.). «У козла наряжались, такая была маска с рогами, маска была из картонки, а рога настоящие, шубу выворачивали. Дедом наряжалися. В деда – это шапка, старинная рубашка и кушак, бороду привяжуть – из шубы выряжуть клок. И бабкаю снаряжалися – с горбам, с пузой. Курей таскали по сялу, воровали и на столы кидали. Шутили так» (Сухинина М.В.).

Ряженые несли с собой курицу, которую тоже «наряжали»: привязывали к перьям ленточки, одевали ей бусы. Во дворе жениха они отпускали курицу и по её поведению предсказывали, какая судьба будет у невесты – как она приживется в своем новом доме.

К дому жениха подходили шумно – стучали в окна, чтобы «разбудить» молодую. Невесту прятали, родственники жениха не пускали гостей в дом, те прорывались и должны были найти невесту.

Для гостей накрывали стол, угощали их. Был обычай во время застолья воровать ложки, чашки – «чёб невеста не убегала» (Сухинина М.В.).

Невеста на другой день была «по-другому увобрата – просто простая, только на утря она повяжется бабою», это значило, что невеста должна была прятать волосы под платок.

После застолья гости расходились, а мать невесты приглашала молодых к себе на обед.

Третий день свадьбы. Последний день свадьбы назывался «у в отводы». В более позднее время «отводы» стали проходить через неделю после свадьбы.

В дом к матери невесты собирались на гулянье самые близкие родственники: «собирается опять полна хата. Родни все гуляють» (Опрятова Е.М.). «Погуляють, а тагда жаних веде молодую домой. И вот на этом у нас свадьба кончается» (Сухинина М.В.).

После свадьбы. Молодожены в течение года имели особый статус. На Масленичной неделе они обходили с визитами родственников, где их величали свадебными песнями.

В настоящее время традиционный свадебный обряд в целостном виде сохраняется только в памяти жителей села старшего поколения. Отдельные ритуальные элементы воспроизводятся и в современной свадьбе (выкуп невесты, встреча молодых родителями жениха, ряжение на второй день свадьбы), но их исполнение выполняет уже не магическую функцию, а зрелищно-развлекательную. 

Обратная связь