Версия для слабовидящих
воронежский областной центр народного творчества и кино

воронежский областной центр народного творчества и кино

государственное бюджетное учреждение культуры воронежской области
департамент культуры воронежской области

Автор: Сысоева Галина Яковлевна, профессор, кандидат искусствоведения, зав. кафедрой этномузыкологии Воронежского государственного нститута искусств

Село Журавка Богучарского района расположено на юге Воронежской области на левом берегу среднего течения реки Дон. Название своё оно получило из-за того, что в этих местах во множестве водились журавли. Журавка была основана как казачий хутор в начале XVIII века (не ранее 1720 г.) выходцами из Богучарской сотни Острогожского полка - казаками украинского происхождения (черкасами, малороссами, как их тогда называли) и пополнялась в дальнейшем переселенцами из Украины. Позже получила статус слободы, то есть особый статус от Московского государства с освобождением от налогов. Соседние села также основаны украинцами (Подколодновка, Старотолучеево, Бычек и др.) как и большинство сел на юге Воронежской области. В настоящее время – это небольшое по южнорусским меркам село, в котором проживает чуть более 500 жителей.

Местные жители (по самоопределению - хохлы) не идентифицируют себя с украинцами, потому что ощущают большие утраты в языке, считают свой язык не украинским, но производным от него (мы – пэрэвэртни), плохо понимают литературную украинскую речь. Тем не менее, язык бытового общения для местных жителей по-прежнему - украинский. Письменная культура потеряна. Тексты украинских песен, например, народные певцы записывают в тетрадки русскими буквами. 

И все же в традиционной культуре села можно выявить признаки принадлежности именно к украинской культуре, хотя они стремительно исчезают. Еще в начале XX века здесь преобладали дома украинского типа – из самана (глины, смешанной с соломой), побеленные мелом и покрытые камышом, как на рисунке, выполненном в 1907 году, но в настоящее время постройки уже не имеют этнодифференцирующих признаков. Традиционная одежда не сохранилась, но по рассказам местных жителей, в женский костюм входили: однотонная юбка, из-под которой выглядывали кружева нижней юбки (спидныци), рубашка (сорочка) без ворота с рукавом реглан, вышитая цветочным орнаментом на рукавах, короткий передник от талии (хвартук) также с цветочной вышивкой в несколько ярусов и кружевами, жилетка (корсетка), кожаные тапочки (чэрэвыкы), белый платок, выбитый и вышитый белыми нитками надо лбом, красные бусы (намысто).

Маркеры украинской культуры содержатся и в традиционных обрядах, несмотря на то, что они уже практически ушли из быта. Так, например, под Рождество (Риздво)  местные жители обходят своих родственников и соседей с кутьёй (кутёй), сваренной из цельных зерен пшеницы или ячменя и заправленных медом. Дети говорили при этом: «Здрастуйтэ, батько й матэ послалы вам вэчэрю», а взрослые рядились медведем, козой: «Вывэрнуть кожух, так це ж мидвэдем рядылысь». Развернутых колядок с благопожеланиями зафиксировано не было, лишь короткие приговоры-припевки, в которых поздравители выпрашивали у хозяев вознаграждение: «Колядын, колядын, я у батька одын, мэнэ нэ пытайтэ, пирижка давайтэ» (варианты: грошей, конхвэт давайтэ).

Святочные песни исполняли обычно под Старый Новый год. В этот вечер обходили дворы разными половозрастными группами. Сначала девочки мэланкувалы – то есть исполняли поздравительные песни в честь святой Маланьи и святого Василия, затем дети и взрослые ходили по дворам щедрувать – исполнять поздравительные песни с припевом «Щедрый вэчэр, добрый вэчэр, добрым людям на здоровья». Хозяев вызывали специальным приговором, который также назывался щедровкой:

Щедривочка щедрувала,

До виконця прыпадала.

Шо ты, тётко, наварыла,

Шо ты, тётко, напэкла?

Нэсы скорий до викна.

Нэ кусай, нэ ломай, а по цилому давай.

Другим примером чисто украинской культуры является обычай на Ивана Купала водыть Марынку, зафиксированный также во многих других украинских селах  Богучарского района. В этот день дети наряжали купальское дерево (обычно – вишню) цветами, лентами, конфетами, которое к Дону несла выбранная девочка, обвешанная зелеными ветками (клечаньем). Марынкой называли и сам обряд, и обрядовое деревце, и девочку, которая его несла. Деревце топили в реке, а дети при этом исполняли припевку:

Ивано Купало Марынку сряжало,

И выгрило сонэчко на Пэтра. У!

Матери давали детям угощение для общего стола вскладчину.  

Другие календарные праздники в селе не имеют существенных этнических признаков и не сопровождаются исполнением специальных песен.

Не сохранились в местной традиции и свадебные песни. Местные жители это объясняют тем, что в их жизни свадьбы были более чем скромные, поскольку приходились на послевоенное время.

В селе Журавка никогда не было клубного фольклорного ансамбля или хора, исполняющего традиционные песни. Тем ценнее то, что местные жители в быту сумели сохранить до XXI века и песенный репертуар, и исполнительскую манеру, усвоенную ими от родителей. Выявленный экспедицией Воронежского государственного института искусств бытовой песенный ансамбль впервые вышел на сцену в 2013 году, когда исполнителям было уже по 70-80 лет!

Музыкальный фольклор представлен в основном необрядовыми лирическими песнями, подавляющее большинство которых исполняется на украинском языке. Почти все сюжеты таких песен встречаются и в метрополии – в Украине, что подтверждает указатель «Частотний каталог украïнського пiсенного фольклору», составленный Людмилой Ефремовой и насчитывающий 448 сюжетов.

По музыкальной стилистике они относятся к сравнительно позднему слою с опорой на гомофонно-гармоническое мышление, и вряд ли именно эти песни привезли с собой украинские переселенцы на Дон в начале XVIII века. Однако в содержании некоторых песен можно выявить мотивы, связанные с Украиной, с тоской по далекому родному краю:

«Ой, орел, ты, орел, з Украинушки родной,

Ты летаешь высоко, ты буваешь далэко»…;

«Ой, ты, Грыцю, Грыцю, молодый козаче,

Черэз тэбэ, Грыцю, вся Вкраина плачэ»…;

«Ой, е в мэнэ жинка на ти на Вкраини,

Розрывае сэрцэ на дви половыни»…

Несмотря на то, что село Журавка находится на Дону, воспевается в песнях не Дон, а Дунай, например, в одной из любимых песен в селе «Сонце грие, витэр вие». В ней первые два куплета взяты из стихотворения великого украинского поэта Тараса Григорьевича Шевченко, написанного им в 1838 году на смерть И. Котляревского. Слова двух последующих куплетов – народные:

«Витэр з гаем розмовляе,

Шэпче з осокою,

Плывэ човэн по Дунаю

Одын над водою.

Плывэ човэн, воды повэн,

Нихто нэ спыняе,

А дивчина над водою

Стоить тай рыдае».

В другой лирической песне поется о том, как дивчина ждет своего милого:

«Нэ выдно, нэ чутэ, слухом нэ слухаты –

Повив до Дунаю коня напуваты».

Главные герои украинских песен – козаче, дивчина, а в фольклорной картине мира присутствуют излюбленные растительные символы Украины: дубочок, червона калына, вербонька. Сюжетов, воспевающих казачий быт, практически не сохранилось, за исключением «У нэдилю вранци», где казак просит командира отпустить его домой (украинская переделка русского «Жульмана»):

О некоторых старинных песнях местные жители говорят: «цэ наши матэри спивалы», например, упоминают историческую песню «Зибралыся вси бурлакы» о разгоне императрицей Екатериной II Запорожской Сечи в конце XVIII века, в результате чего край остался без защиты, и мог стать легкой добычей поляков (ляхив):

Катэрына, вражья баба, шо ж ты наробыла?

Стэп широкый, край вэсэлый ляхам подарыла…».

В репертуаре народных исполнителей больше всего содержится песен с любовной и семейно-бытовой тематикой. В песне «Ой, орел, ты, орел» повествуется о патриархальном укладе, при котором невестка оказывалась в положении семейной рабы, а муж по наущению матери её должен был бить, чтоб она лучше управлялась по дому.

Излюбленный на Украине балладный тип повествования проявляет себя и здесь, в Журавке. Примером может служить песня о том, как обманутая молодая женщина подбрасывает своего ребенка молодому парню, а он принимает его вместе с матерью:

Музыкальная стилистика лирических украинских песен села Журавка имеет свои характерные признаки. В напевах нет больших внутрислоговых распевов, они имеют двух- трехголосную фактуру, где верхние два голоса звучат в терцию, а нижний голос «басует»  - то есть опирается на звуки функциональных аккордов - тоники, субдоминанты, доминанты. Верхний голос всегда поет один, средний и нижний могут исполняться любым количеством певцов.

Характерным украинским исполнительским приемом является недопевание последнего безударного слога, а специфическим местным приемом – несовпадение ритмических и мелодических границ в композиции напевов. Мелодические композиции напевов, как правило, тяготеют к непрерывному развитию. Очень часто используется прием октавного удвоения заключительных мелодических оборотов, что особенно ценится у верхнего голоса, и если его хвалили, то говорили так: «як гарно выводе». Такой песенный стиль характерен в целом для всех украинских сел Богучарского района, а ярким примером может служить песня, являющаяся визитной карточной всего района - «Стоить гора высокая».

Некоторые старинные песни испытали влияние русской протяжной песни, поскольку обнаруживают в структуре такой характерный признак, как словообрывы и допевания, например:

 «Тай нэма в свити гирше, тай як ти сыротыни,

Тай нихто нэ… нэ  прыгорнэ тай при… при лыхи годыни.

Тай нэ прыгорнэ батько, тай нэ прыгорнэ матэ,

Тай тилькэ той… той  пригорне, тай якый… якый думав браты» (см. видео №1).

Песни плясовые представлены единичными образцами -  «Ой, лопнув обруч», «Ой, за гаем, гаем, гаем зэлэнэнькым». Основная причина их исчезновения – слабая востребованность. Медленные лирические песни ценились выше еще и потому, что их можно было исполнять в любой праздничной и бытовой ситуации, а вот песни быстрые – только во время всеобщего праздника, «гуртом». Среди песен быстрых более востребованными оказались песни с шуточным сюжетом, под которые плясать не обязательно, по стилистике они относятся к позднему фольклорному слою: «А я чорнява, гарна, кучерява», «На що мэни пэтухы». Плясали в сельских больших гуляниях под гармонь и цимбалы. Без цимбалиста – Богодухова Михаила Ивановича 1934 года рождения не обходилась ни одна свадьба. Он также играет и на гармони-хромке. В настоящее время уже отказывается от любых приглашений из-за плохого здоровья.

Излюбленным песенным жанром у местных жителей является народный романс, хотя его так, конечно, никто не называет. В романсах используется силлабо-тонический стих, трехдольные музыкальные размеры, трехголосная кантовая фактура. Именно такого типа напевы любимы не только на Украине, но и в России: «Повий, витрэ, на Вкраину», «Сонцэ грие, витэр вие», «Зайды, зайды, мисячэнько».

В целом, многие песни, сюжеты, напевы украинского песенного фольклора уже утрачены. Сокращение украинского репертуара связано со слабым притоком информации с метрополии – Украины, особенно после отмены так называемой украинизации в 1929 году (с  прекращением обучения, отказом от делопроизводства, издания газет и журналов на украинском языке).

В настоящее время в говорах местных жителей уже можно отметить южнорусское аканье, русификацию лексики даже на бытовом уровне. В песнях эта тенденция также проявляется.

Интересно, что местными жителями не были восприняты никакие русские народные песни, поскольку и тесного общения с жителями русских сел не было. Петь по-русски стали только с появлением радио и желанием исполнять понравившиеся авторские советские  песни («Выходил на поля молодой агроном») и современные народные песни  («У меня пред окном расцветала сирень», «Под окном широким, под окном высоким вишня белоснежная цвела»). 

Еще одним «русским» жанром стали «сальмы» (псальмы)- духовные стихи, которые проникали в среду украинских переселенцев через общение с русскими верующими в Богучарском храме. Некоторые напевы являются местными, не имеющими широкого распространения, например, «Спаситель, спаситель, к тебе я взываю». В собственном селе храм Вознесения, построенный еще в 1800 году, был разрушен в 30-е годы и перестал быть центром духовного единения сельчан. В 2016 году начаты работы по восстановлению храма.

В 2013 году во время выступления народных исполнителей из села Журавка Богучарского района в зале Воронежской областной филармонии на фестивале «На Казанскую» слушатели были поражены высоким исполнительским уровнем, благородностью, музыкальностью, мягким звучанием. Особенно все оценили запевалу и верхний голос Москаленко Нины Григорьевны, 1932 года рождения, удивительный густой и бархатный тембр нижнего голоса - Бехаловой Евдокии Ивановны, 1931 года рождения. В 2014 году исполнителей из села Журавка снимали на телеканале «Культура» для специального фильма «Южнорусская песенная традиция» в цикле передачи «Россия – любовь моя».

Обратная связь