Версия для слабовидящих
воронежский областной центр народного творчества и кино

воронежский областной центр народного творчества и кино

государственное бюджетное учреждение культуры воронежской области
департамент культуры воронежской области

Похороны русалки в селе Большая Верейка Рамонского района Воронежской области

Автор: Сысоева Галина Яковлевна, профессор, кандидат искусствоведения, зав. кафедрой этномузыкологии Воронежской государственной академии искусств

Село Большая Верейка  Рамонского района находится в 44 км севернее областного центра – города Воронежа. Историки называют разные даты возникновения села от 1661 до 1674. Первоначальное название села – Верейка (по названию небольшой реки - правого притока Дона). Верейка была основана мелкими служилыми людьми - выходцами из города-крепости Землянска, построенного в 1661 г. По документам, которые разыскала работник местной библиотеки А.В. Русских (1962 г.р.), основателем Верейки был казак Иван Колесников.  Долгое время село относилось к Землянскому уезду Воронежской губернии (до 1923 года). В настоящее время также существуют села с названием Малая Верейка и Нижняя Верейка. Большая Верейка - среднее по южнорусским меркам село, численность населения в 2016 году – около 800 человек.

Обряд «Похороны русалки» в Большой Верейке относится к календарным обрядам и восходит к древним культам умирающего и возрождающегося божества, хотя, конечно, местные жители о смысле и назначении обряда ничего сказать не могут. На утрату магической функции обряда указывает тот факт, что действо совершается преимущественно детьми и подростками в форме старинной забавы. Однако, становясь взрослыми, они воспринимают эти игры более серьезно, именно как обряд, который необходимо продолжить. К сожалению, этот обычай уже так массово не совершается, а инициатором его возрождения в настоящее время  становятся клубные работники.

Дата проведения похорон «русалки» отсчитывается от Троицы и приходится всегда на следующее после нее воскресенье, на так называемое «петровское заговенье», поскольку на следующий день начинается Петровский пост, заканчивающийся 12 июля. Во всех соседних селах вся неделя, следующая за Троицей, называется «русальной», а день заговенья называется также «русальным» заговеньем. На вопрос, почему именно в этот день нужно хоронить «русалку», Самодурова Прасковья Николаевна 1914 года рождения ответила так: «Исстаря старая абычая была».

Дети или подростки группами собирались после обеда ближе к вечеру, и каждая группа готовила свою «русалку» – женскую фигуру из камыша, соломы или травы размером чуть более метра. Одевали ее как женщину – «делали личность» - надевали юбку, рубаху, завеску (фартук), платок. Если под платком голову куклы покрывали полотном, то лицо на нём не рисовали, оставляя чистым. Затем мастерили из палок и веревок самодельные носилки, устилали их травой, укладывали на носилки куклу, сверху покрывали вышитыми утирками (рушниками) так, чтобы концы свисали по бокам носилок. Похоронную процессию сопровождал «поп». Он размахивал вместо кадила лаптем с мукой (или даже с сажей), для этих целей годилась и железная баночка с крышкой. «Поп» приговаривал: «Упокой, господи, душу рабы твоей Дарьи» (кукле-русалке могли присвоить имя). Девочки, девушки (а раньше, в 30-е годы ХХ века даже молодые женщины) шли следом за носилками и голосили, как по покойнику: «На кого ж ты нас, любезная, покидаешь, на кого ж ты нас оставляешь…». Устойчивых текстов  не было, каждый импровизировал.

На «похороны русалки» и дети, и молодежь надевали старинную одежду - вышитые рубахи и фартуки, широкие юбки из штофа или шелка. Все процессия направлялась к ржаному полю, где русалку растрепывали, что символизировало её смерть, утирки и одежду забирали с собой, затем бежали, не оглядываясь, назад в село. Существовало поверье, что если кто обернется – «русалка» будет его преследовать. Это связано с представлениями о русалках, как о зловредных существах, которые начинают вредить в определенный период времени года, поэтому следует их вывести за пределы села и строго следить, чтобы русалки ни за кем «не увязались». Затем где-нибудь у леса участники садились под дерево и устраивали общую трапезу - поминальный стол, еду для поминок брали из дома: блинцы, яйца, картошку. Специальных песен для этого обряда не было, потому пели любые, но чаще плясовые.

Большинство информантов указывали, что русалку разламывали во ржи, что дает основания считать этот обряд изначально земледельческим, поскольку он указывает на древний культ умирающего божества, которое затем должно возродиться в колосьях ржи (или в целом – в урожае). Местные жители понимают, что обряд совершался именно «для хорошего урожая».

Сам обряд был впервые описан в 1947 году в статье «Обряд вождения русалки в селе Большая Верейка Воронежской области» известным фольклористом, этнографом Гринковой Надеждой Павловной, которая побывала в селе с экспедициями Академии наук СССР в 1925 и 1936 годах. Основную информацию об обряде она получила от Барышниковой Анны Куприяновны, 1868 года рождения, знатока местных традиций и сказок, которые широко известны в различных публикациях как сказки бабушки Куприянихи. В экспедициях начала ХХI века народная память о Куприянихе приписывала ей славу не только замечательной рассказчицы, но и колдуньи (вероятно, за глубокое знание народных традиций и обрядов).

Вот что пишет Н.П. Гринкова в своей статье об обряде «вождения русалки». «По сообщению А.К. Барышниковой и ряда других женщин – участниц исполнения обряда, в Б. Верейке «водили русалку» в последний раз в 1935 г. Весной 1936 г. «как-то не собрались, разбрелись, и ничего не вышло», – говорили они. Лишь схематично была воспроизведена инсценировка обряда во время моего краткого пребывания в этом селе уже летом 1936 г. Обряд «вождение русалки» (в Верейке чаще говорят – «русалку хоронють») заключается в следующем. Собравшиеся женщины и девушки делают русалку – куклу из тростника, называемого здесь «куга», реже из соломы. Связывают сноп этого тростника, высотой до 1 м, срезая цветущие верхушки; в верхней части снопа прокладывают поперек 10-12 стеблей тростника, на расстоянии 30-40 см, от одного конца; поперечные стебли выступают из основного снопа на 40-50 см, как бы образуя руки фигуры. Концы этих «рук» перевязывают веревочкой, чтобы стебли не рассыпались. В месте перекрещивания вертикальных и горизонтальных стеблей фигуру перевязывают накрест веревкой для плотного укрепления «рук». Когда остов фигуры готов, начинают наряжать «русалку». На верхней части фигуры делают лицо, повязывая эту часть какой-либо белой тряпкой. Затем надевают не русалку женскую белую рубаху с вышивкой, какую носят обычно верейские женщины; поверх рубахи надевают юбку, на голову повязывают платок. Такова «русалка» – женская фигура в обычном для данного района костюме. Далее для обряда готовят носилки. Берут две палки длиной в средний человеческий рост и перевивают их веревками; получается как бы сетка, на которую можно положить фигуру «русалки». Положенную на носилки «русалку» накрывают белой скатертью с вышивкой, поверх скатерти накидывают три праздничных «утирки» (вышитых полотенца) таким образом, что вышитые концы свешиваются по бокам фигуры с носилок, закрывая деревянные палки, образующие остов носилок. Из-под скатерти и утирок видна только голова «русалки». В результате получается «русалка», как бы изображающая покойницу на носилках. Затем наряжаются участницы обряда: женщины и девушки одеваются в обычные праздничные, но не «годовские» (т.е. особенно торжественные) костюмы и берут в руки самодельные «свечи», в качестве которых употребляют белые нижние части стебля того же тростника, очищенного от верхних слоев. Свечи обрезают длинней в 30-40 см и перевязывают в верхней части ленточками, чаще красными или розовыми. Иногда в качестве «свечей» употребляют ветки полыни. Одна из участниц наряжается «попом»: распускает волосы, накидывает углом на плечи коврик или дерюгу, изображая фелонь, в руки берет «осмёток», т.е. стоптанный лапоть, который должен изображать кадило; этот «осмёток» она держит за оборину и размахивает им. После этих приготовлений похоронная процессия выходит из дома, где шли сборы, и с пением проходит по селу. Запевалой является «поп», сопровождающие женщины подхватывают и подпевают.

Пройдя по всему селу, процессия направляется в ржаное поле, где раздевают «русалку», разбирают «утирки», снимают ленты со свечей и бросают в лог около ржаного поля фигуру «русалки» и палки от носилок. Обычно «русалку хоронють» в заговенье после Троицы. Указание на такой срок, а именно — последнее воскресенье перед Петровым постом, мы имеем для многих районов.

  По словам А. К. Барышниковой, этот обряд было принято совершать в Б. Верейке по двум причинам. Во-первых, если бросят «русалку» в ржаное поле, то лучше будет хлеб расти; во-вторых, самый обряд «вождения русалки» и самый факт ее бросания в поле спасают от русалок: «если не бросають, то русалки всю лету будуть тращать» (стращать, пугать), — заметила Барышникова. В силу этих соображений старшая часть населения Верейки, вернее женщины, интересовалась совершением данного обряда и всегда придавала ему большое значение».

Песня «Посеяли девки лен» к концу ХХ века уже была забыта.  Вероятно, она была сложена раньше, до освоения южнорусских земель. Это ясно из сюжета – лен в южной России никогда не сеяли (только коноплю). Похожие сюжеты встречаются в Воронежской области в неприуроченных плясовых песнях.

О личном участии в «похоронах русалки» сообщали местные жители разных поколений, как старшего возраста (20-х годов рождения ХХ века), так и среднего (60-70-е годы рождения). Разница между их воспоминаниями заключается в том, что старшее поколение застало время, когда в исполнении обряда участвовала молодежь, а среднее говорит об участии только детей. В настоящее время работники клуба пытаются возродить обряд и привлекают для этого местных школьников. Такой опыт уже был в 2016 году, правда, фотографий об этом не сохранилось.

Похожие обряды похорон «русалки» в виде травяной куклы, одетой в женскую одежду,  на петровское заговенье зафиксированы экспедициями Воронежского государственного института искусств также и в других селах Рамонского района: соседнем селе Ломово (8 км), а также в селах Ступино, Ситная, Скляево, Карачун.

В соседнем Семилукском районе «русалку» хоронили в селе Каверье. Много сообщений о русалках было собрано и в Липецкой области (в Хлевенском, Елецком, Липецком, Добровском, Усманском районах), правда здесь уже наблюдается некоторая вариативность обряда.

13 Dec 2017

Обратная связь