Версия для слабовидящих
воронежский областной центр народного творчества и кино

воронежский областной центр народного творчества и кино

государственное бюджетное учреждение культуры воронежской области
департамент культуры воронежской области

Песенная традиция села Старая Тойда Аннинского района

Автор описания: Христова Галина Павловна, доцент кафедры этномузыкологии Воронежского государственного института искусств.

Традиция села Старая Тойда Аннинского района известна как один из ярких песенных очагов воронежской земли.

Село Старая Тойда известно с 1666 года, оно было образовано мелкими служилыми людьми, но в 1699 году его жители были разогнаны как самовольно поселившиеся. На их место в 1701 году были переселены дворцовые крестьяне из Ярославского уезда. В последней четверти XVIII века в селе Старая Тойда поселена группа «экономических» крестьян (бывших монастырских). В 1797 году часть села была пожалована генерал-лейтенанту В.В. Нащокину и часть населения перешло в разряд частновладельческих (помещичьих) крестьян.

Исторические факторы, а именно – первоначальное заселение выходцами из ярославских земель, видимо повлияли на формирование облика местной песенной традиции, в которой произошло соединение музыкально-стилевых черт, присущих песенному стилю центрального региона, и характерной южнорусской исполнительской манеры пения.

Старая Тойда является родиной выдающейся воронежской сказительницы Анны Николаевны Корольковой (1892-1984). А.Н.Королькова была не только известной сказительницей, но и знатоком песен своего села. В годы Великой отечественной войны она вместе с группой своих односельчанок из 23 человек составили основу организованного в 1943 году Воронежского русского народного хора, а песни села Старая Тойда вошли в основу репертуара коллектива.

Этот факт также оказал определенное воздействие на сохранность местной песенной традиции – знатоки местных песен имели более высокую оценку в сельской общине, среди жителей села всегда отмечался интерес к песенному творчеству. На протяжении всего ХХ века в селе не переставали существование ансамбли знатоков местного песенного репертуара, организованные благодаря деятельности клубных работников. До настоящего времени в селе существует ансамбль, репертуар которого составляют народные песни, усвоенные исполнителями традиционным устным путем. Многие старейшие жители села, не входящие в состав ансамбля, еще сохраняют в памяти песенные тексты, некоторые могут исполнить их.

В состав фольклорного ансамбля на момент фиксации песенного материала (2009) входили местные жители села 1930-х – 1950-х годов рождения, знатоки тойденского песенного репертуара. В последние годы практически не происходит обновления коллектива, самые молодые участники коллектива – семейная пара Тютин Владимир Иванович, 1955 г.р., и Тютина Людмила Ивановна, 1957 г.р., которые являются клубными работниками.

По стадиально-стилевым характеристикам песенная традиция Старой Тойды относится к достаточно поздней эпохе развития традиционной крестьянской вокальной музыки. Местные песенные образцы являются примером переходного этапа эволюции народного музыкального мышления: от архаичных форм крестьянской музыки к новым, пришедшим из городов и испытавшим воздействие западноевропейской музыки.

Основу песенной традиции села Старая Тойда составляют необрядовые песни: лирические протяжные, по местной терминологии – «долевые», и плясовые. Обрядовые жанры в этом селе представлены фрагментарно: свадебными величальными песнями и календарными – колядками.

Песни, не имевшие обрядовой приуроченности, могли звучать вне зависимости от конкретного времени и обстоятельств. Поводом к звучанию песни чаще всего служили праздничные гулянья, застолья.

Протяжные песни пели во время выполнения женской домашней работы, люди старшего поколения с помощью плясовых песен «занимали» детей. Обычным явлением было исполнение песен «на улице, у двора» даже при будничном общении с соседями, родственниками.

Плясовые песни подвижного темпа обязательно сопровождались танцевальными движениями. Для местной манеры исполнения характерно сочетание групповой пляски по кругу и индивидуальной пляски солистов внутри круга. Более медленные песни сопровождались плавным движением по кругу: «Танцевали все, и мужчины и женщины. Женщины все с платочками. За руки бярутца и па кругу ходють» (Быкова Надежда Александровна 1939 г. р.).

Поэтические тексты песен местной традиции по происхождению относятся к разным историко-стилевым пластам. Местные протяжные песни наиболее ранней стадиальной принадлежности относятся к периоду, когда в народной культуре происходило формирование нового поэтического языка, в них есть черты и традиционной крестьянской, и городской литературной песенной поэзии. К этому пласту относятся песни: «Битюг-речка, она невеличка», «Между лесом, меж дубравы провожала я свого дружка», «Сады мои зелёные, рана цвели, поздно опадали», «Гаём зеленым» («Гуртоправцы»), «Всходит солнце из иконца во зелёный сад». Тексты традиционных долевых песен организованы в соответствии с закономерностями народного стихосложения, имеют типичные для народной поэзии образы, символы, художественные приемы:

Битюг-речка, ана не…невеличка,
Э-ой, да неширокая ана, бы…, ох(ы), быстрая.
Неширока ана, быстрая,
Текла речка ана пра…пратекала,
Э-ой да, мима зелёнава са…, ой, да сада.
Мима зелёнава сада,
Как ва этам зелёнам садо…(о)чке,
Э-ой, да там сидела птица па…ой, да пава.
Там сидела птица да пава,
Эта пава, ана не…не прастая,
Э-ой, да салдатская ана сла…ой, да слава.

Другая группа протяжных песен имеет литературное происхождение, сюжеты таких песен распространены во многих локальных традициях южнорусского региона: «Соловей-соловушек, невесёлый ты сидишь» (на ст. Н.Г.Цыганова) «Скрылось солнышко за горами, водворилась тишина» (на ст. М.Н. Ожегова), «Чудный месяц плывёт над рекою» (на ст. В.И. Немировича-Данченко) и др. Литературная основа в текстах фольклорной традиции обычно подвергается некоторой переработке:

Скрылась солнушка за гара…гарами,
Ой, да вадварилась ти…(и)шина.
Вадварилась тишина, да,
Все петровские, все дали…далины,
Ой, да ещё дремлют бе…(э)рега.
Ещё дремлют берега, да,
К ней падруженьки прихади… хадили,
Ой, да угаварива…(а)ть её.
Угаваривать её, да,
– Не плачь, бедная ты Мари…Марина
Ой, да иди замуж за …(а) нево.
Иди замуж за нево, да,
У недвига денег многа,
Ой, да ещё замак за…(а)латой.
Еще замак залатой, да,
– Мне не нада, ох, денег многа,
Ой, да и с седою ба…(а)радой.

Песни позднестилевого пласта, бытовавшие в с. Старая Тойда, имеют явно городское происхождение и черты так называемого «жестокого романса»: «Ох, да как на нашем, на порядке, да на весёлой слободе», «Раз я выпил с друзьями по привычке, и пошёл я с Наташею гулять» и др.

Плясовые песни, распространенные в местном репертуаре, известны и в других песенных традициях, сложившихся в среднем течении реки Битюг (левого притока Дона) на территории Воронежской области. Сюжеты этих песен, как правило, связаны с семейной и любовной тематикой: «Что во поле, во поляне», «Наш березник листоватый», «Не стой, милый, у ворот», «Белый лебедь воду пил», «У меня-то муж гуляка», «Ой, все кумушки домой» и др.

Свадебные песни «Виноград в саду растёт» и «Во саду ли, во садику» фольклора – типичные образцы величальных сюжетов южнорусской песенной традиции:

Винаград в саду растёть, зелёнай расцветает,
А ягада, а ягада паспевает,
А ягада, а ягада паспевает.
Винаград – Иван-сударь, зелёнай – Иванавич,
А ягадка, а ягадка – свет-Марьюшка ево,
А ягадка, а ягадка – свет-Марьюшка ево.
Им люди дивилися, им люди дивилися,
Што харошии, пригожи урадилися,
Што харошии, пригожи урадилися.
Вы, люди, не дивуйтеся, вы, люди, не дивуйтеся,
А вы сами какавы урадилися,
А вы сами какавы урадилися.
Сами какавы, весёлые братцы, сами какавы, весёлые братцы,
Ох, речинка-пратечинка,
Ох, речинка-пратечинка.
Речинка-пратечинка, речинка-пратечинка,
А мне батюшкин хлеб исть не хочитца,
А мне батюшкин хлеб исть не хочитца.
Батюшкин хлеб палыном пахнет, батюшкин хлеб палыном пахнет,
А Марьюшкин хлеб в душу котитца,
А Марьюшкин хлеб в душу котитца.

Музыкальный язык местного песенного стиля характеризуется следующими чертами:

  • значительная часть репертуара выражена в достаточно простых ритмических и ладово-мелодических формах, имеющих связь с бытовой музыкальной культурой столичных городов XVIII-XIX веков;
  • местные долевые песни имеют распетые структуры за счет медленного темпа, внутрислоговых распевов, приемов словообрывов с последующим допеванием;
  • плясовые песни организованы на основе равномерно структурированных по временной протяженности ритмических построений, частых повторов музыкального периода или полупериода;
  • особенностью местной традиции является незначительное количество песенных образцов с характерным для южнорусской песенной традиции «алилёшным» рефреном, функции рефрена в плясовых и величальных песнях принадлежат повторам текста;
  • звуковысотная организация напевов в большинстве случаев опирается на звукоряды широкого объема (октавные и более) мажорного и минорного наклонения, ладовое строение напевов имеет связь с западноевропейской музыкальной системой, опирающейся на тональное мышление;
  • многоголосие местных песен формируется в основном двумя вокальными партиями: нижняя партия включает распетые варианты основного мелодического голоса песни, а верхний голос выполняет подголосочную функцию и всегда исполняется одним певцом;
  • в традиции сложились формы совместного женского и мужского пения, независимо от содержания текста, что объяснимо широким диапазоном звучания напевов;
  • исполнительский стиль отличается экспрессивностью музыкального выражения, энергичной подачей звука с использованием грудного резонирования, яркой тембральной окраской звука в открытой манере, сохранением специфических диалектных особенностей языка («аканье»: таперь, нижанатай; «яканье»: ат няво, за рякой, будя (будет); замена гласных в местоимениях: табе, сабе, маёй (вместо моей); смягчение окончаний глаголов: растёть, плывёть) и др.

В настоящее время традиция народного исполнительства поддерживается только благодаря работе клубной художественной самодеятельности. Местный фольклорный ансамбль имеет известность в районе и часто является участником различных массовых мероприятий. По этой причине в репертуаре ансамбля лучше всего сохраняется определенный, очень ограниченный репертуар, более всего соответствующий сценической деятельности. Традиционное бытовое и праздничное пение практически прекратило свое существование в селе Старая Тойда.

5 Feb 2019

Обратная связь